среда, 3 августа 2011 г.

Мифология лягушки.

Общемировая космогония связывает лягушек, прежде всего, с идеей плодородия. Эти земноводные животные считаются хранительницами земной и небесной влаги, которая дает силу всему живому.


Идеей плодородия, животворной влаги объясняется и связь лягушки с деторождением. Так, в западных регионах считали, что лягушки вытягивают из воды новорожденных и приносят их в дом. Во времена средневековья женщины, не имевшие детей, но хотели забеременеть, ели лягушек. В кашубов (западнославянская этническая группа) с беременной женщины иногда подшучивают, что она объелась лягушек.


В народной поэзии лягушка - эротический символ. Во времена средневековья ее изображали как обозначение телесной любви, сладострастия. Верили: если приснится лягушка - встретишь любовь. У русских девушки, которые никак не могли выйти замуж, определенного дня шли в поле или на болото, находили лягушку и пытались с размаху сесть на нее голым задом. В этом действе беспрекословно прослеживается фаллическая символика образа.


Существуют представления о том, что жаба имеет женскую грудь и может кормить ею человека. Но молоко ее - опасно. Очевидно, с этим связана поговорка, которую употребляют, когда речь идет об опасности или гибели: "Там тебе жаба сиськи даст". Исследователи фольклористики считают, что подобные представления исходят из идеи плодовитости, ведь в древние времена молоко, благодаря своему белому цвету, было символом Великой Богини - животворного источника. Лягушка была одним из священных животных этой богини. Итак, до сих пор в народе существуют слабые отголоски тех древних мифологических представлений.


Этнографы зафиксировали и популярный в прошлом народный способ чародейства с помощью лягушек. Так, чтобы привлечь любимого, советовали живую лягушку бросить в муравейник. Когда муравьи съедят лягушку, нужно извлечь ее кости и найти среди них особенные - приворотные косточки. Верили, что именно с помощью приворотной кости можно было "присушить" любимого.


Одним из самых распространенных общеславянский мифологических мотивов является мотив превращения человека в лягушку и наоборот. По легендам, жаба некогда была женщиной (девушкой), поэтому ее грех было убивать. В связи с этим первую весеннюю лягушку уважительно называют панной, у румын есть легенда, что жаба - это женщина, которая очень тосковала по умершим детям и была преобразована Богородицей на животное. Кашубы сохранили поверье, будто аисты намеренно бросают в дымоходы лягушек ... И пока жаба летит через дымоход, она превращается в ребенка.


Общеизвестным примером мотива превращения является общеславянская сказка "Царевна-лягушка". В сказке найдена Иваном-царевичем лягушка становится его женой. Ночью, тайно от мужа, она сбрасывает лягушачью кожу и превращается в прекрасную женщину. Итак, имеем пример первоначальной зооморфной природы Царевны-лягушки, которая обладает сакральным знанием. Это позволяет ей гораздо лучше от земных женщин выполнить несложные для искусной хозяйки задачи свекра (пошить рубашку, вышить, испечь хлеб). Когда Иван, узнав о тайне жены, сжигает ее кожу, Царевна-лягушка превращается в кукушку - птицу, связанную со страной мертвых, - и, как она думает, навсегда улетает в тридевятое царство.


Вспомним, что царевич нашел свою жену далеко за лесами, за долинами, в болоте. В фольклоре болото всегда обозначает другую пространственную плоскость. То есть лягушка возвращается туда, откуда появилась. Только после того, как Иван-Царевич, преодолев различные препятствия, добрался до дворца, где жила его жена, и освободил ее от Кощея, они навсегда остались вместе.


Существует мнение, что эта сказка демонстрирует элементы свадебной обрядности. В старославянском обществе невесту принято было искать среди представительниц другого племени. Обычно понравившуюся девушку "умыкали", т.е. похищали, и насильно женились на ней. Остатки такого насилия ритуально воспроизведены в свадебных обрядах большинства народов мира. В сказке символом этого является стрелы, выпущенные сыновьями князя. Кстати, обычай пускать стрелы во двор невесты, что мало обозначать вооруженное нападение, встречался в восточных и западных славян еще в начале XX в.


В народной песне поется: "Пустим стрелу перловую, выбьем стену каменную, возьмем Марусеньку молодую ..."


Для сказок, песен и легенд типичен сюжет, когда охотник находит свою невесту во время охоты в лесу. Итак, невеста была с чужого, иногда враждебного племени. По мифологическим законам, это означало, что она принадлежит к другому временному пространству, что равнялось принадлежности к тому миру. Соответственно, народное воображение наделяло невесту качествами хозяев ее мира, если не полностью отождествляла с ними. Верили, что невеста появляется в облике того существа, от которой берет начало ее род. Но открывать эту тайну нельзя.


Примеров такого табуирования много в фольклорных произведениях. В сказке "Женщина-лягушка" парень нашел в лесу огромную жабу и вынужден был дать обещание, что женится на ней. Впоследствии лягушка превратилась в красивую женщину-хозяйку. Она построила дом, завела хозяйство, и парень стал богатым хозяином. Единственным условием, которое она поставила мужу, было никогда не вспоминать о ее лягушачьей природе.


Те древние мифологические времена прошли, но мы все еще лягушек не едим, мы на них женимся ...

Комментариев нет:

Отправить комментарий